?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Непал 2000 - Александр Ендураев

Jan. 15th, 2008 09:07 pm Непал 2000

Непал 2000
Делать в праздники было особо нечего – снега нет, на лыжах не покататься, да и простужен был к тому же. Я перевел в компьютерную форму свой дневник поездки в Непал в мае 2000 г.
Потом решил, что может быть кому-то будет интересно это прочитать, все-таки в Непале не многие были. Записи о прошедших событиях не совсем соответствуют назначению живого журнала, но я писал эти заметки «вживую», по горячим следам.
Еще был сомнения как публиковать этот текст – для одного куска он великоват. Хотел разбить по дням, но побоялся забить большим потоком сообщений ленты друзей. Решил разбить на три части, и скрыть их под ссылками.


Итак, первая поездка, май 2000 г.
30.04. 2000
Прямой рейс Москва – Катманду, двухсот местный самолет полностью забит туристами.

В Непале летом тропические ливни, зимой в горах холодно, подходящее время для поездок апрель-начало мая и октябрь-ноябрь. Российские туристы стараются использовать майские праздники. В аэропорту на соседней стойке регистрация на рейс в Турцию. Та очередь с недоумением рассматривает толпу с большими рюкзаками и палками. Какой-то парень спрашивает меня: «А где это – Катманду?» В группе 10 человек: наш шеф Сергей Рагимов, я и 4 семейные пары (Леша и Света, Андрей и Маша, Андрей и Ася, Павел и Тома). Сергей был в Непале неоднократно, Леша и Света в третий раз, остальные новички.
Маршрут вокруг Аннапурны: поднимаемся по ущелью с востока от нее, переходим перевал севернее и спускаемся по западному ущелью.
Ночной перелет до Дели, промежуточная посадка на час с небольшим, скучный аэропорт, плоская равнина вокруг. Короткий перелет и мы в Катманду. Совсем маленький аэропорт, багаж у туристов не осматривают, визу можно тоже тут же получить, но за визами большая очередь, хорошо, что мы оформили их в Москве. Вокруг небольшие холмы, напоминает Адлер.
Здания низкие, но с плоскими крышами. С непривычки кажется, что здания не достроили, или сломали, тем более что на многих крышах что-то растет. Ассоциации с Грозным, который часто показывают по телевизору.
Гостиница в Туристическом районе Thamel. Весь район состоит их небольших гостиниц и магазинчиков. При входе в гостиницу видим рыдающую высокую иностранку, она кричит в трубку: «He is dead! He is dead! ». Немного тревожно. Оформляем разрешение, ужинаем, и Рагимов ведет нас на прогулку по городу.
Ориентироваться непросто, узкие кривые улочки без названий и номеров домов. Названий более крупных улиц мы, впрочем, прочитать все равно не можем. Типичная машина – мотоцикл с жестяной кабиной. Такие машинки, велорикши, люди движутся сплошным потоком, тротуаров нет, освещение плохое, местами совсем темно, светофоров нет, вообще кажется, нет понятия о правилах движения. В этой же толчее коровы, которые бредут куда хотят. Священные животные, имеют право. В грязи, на тряпках разложены какие-то овощи.
В общем, культурный шок сильный, но мне нравится, здесь ощутимо бурлит сама жизнь, чего не ощущается в благопристойном европейском городе. Есть такой психологический термин «радость удивления», испытываем ее в полной мере.
1.05.2000
На маленьком допотопном автобусе переезжаем в Беси-Сахар - начальную точку маршрута. Из Катманду дорога идет вверх на перевал и оттуда большим серпантином спускается в долину, с серпантина открывается впечатляющий вид. Петляющая дорога начинает укачивать, спасаюсь пивом, великолепно действует, между прочим, хотя никто не верит. На остановке все разбредаются, я по обыкновению, ухожу с фотоаппаратом, и не могу потом найти автобус. Легкая паника – языка не знаю, куда едем, не помню, но автобус конечно находится. Перед поселком в автобус подсаживается абориген, которого зовут Вишну, и уговаривает нас поселиться в его новой гостинице. Гостиница (лоджия по местному) нас несколько шокирует – внутренние комнаты не имеют, ни окон, ни вентиляции. Нам хватает комнат с окнами, и мы остаемся. Чуть позже заходит спустившийся с гор канадец, заглядывает в предложенную ему глухую комнаты и восклицает: «Perfect!». Туалет тоже любопытный: унитаз с виду обыкновенный, но смывать водой надо кружкой (рядом емкость с водой). Идем на холм смотреть монастырь, я обнаруживаю, что кончилась фотопленка, возвращаюсь, не догоняю группу и иду один. Когда я поднимаюсь, кончаются занятия в школе, и я оказываюсь в толпе маленьких непальцев в униформе. Сначала пытаюсь отвечать на бесчисленные "хелло" и "намасте", но потом сбегаю. Еще они кричали “give me a pen», один пацан довольно долго бежал за мной с этим лозунгом. Так я и не понял, то ли правда ручку они хотели, то ли монетку (penny ?). У меня все равно не было ни того, ни другого. Немного гуляю по улице, колоритно, но грязно. Возвращаюсь, в комнате на стене фантастических размеров паук, тело в диаметре сантиметров 5, а с ногами шире ладони. Иду к Рагимову, спрашиваю, не ядовитые ли здесь пауки, он хохочет и говорит, что укус смертельный. Понимаю, что шутит, но спать рядом с такой пакостью неприятно. Один из моих попутчиков пытается паука прихлопнуть, но тот передвигается с огромной скоростью. В конце концов мы теряем его из виду и успокаиваемся, решаем, что он выскочил за дверь, хотя скорее забился куда-нибудь. Рагимов долго торгуется с носильщиками, причем по общей сумме они договариваются сразу, но носильщики хотят получать полную плату ежедневно, а Рагимов соглашается ежедневно платить только часть, а остальное заплатить после перевала - боится, что не пойдут на перевал. Ребята молодые и для носильщиков мелковаты. Соглашаемся взять Вишну в качестве проводника, он обещает провести нестандартной тропой с лучшими видами и договориться о низких ценах в лоджиях.
2.05.2000
Просыпаюсь рано утром – джунгли вопят. Пение птиц на разные голоса, пронзительные крики, стуки, какое-то уханье, настоящая какофония.
Завтракаем, завтраки и ужины одинаковы на всем маршруте – овсянка и разные виды омлетов, омлет стоит меньше 1$. Носильщики (портеры на местном жаргоне) разбирают вещи. Один несет два наших связанных рюкзака, да еще свои вещи. У Павла (он у нас самый крупный) душа не выдерживает зрелища носильщика, который раза в полтора его меньше. Он забирает на время свой большой рюкзак (он у них с Томой один на двоих). Через некоторое время носильщик упрашивает отдать рюкзак обратно. Вишну объясняет – боится, что ему не заплатят. То, что они попали в группу – большая удача, у них полностью натуральное хозяйство, и полсотни долларов, которые они получат за поход, могут быть единственной наличностью в семье за год.
Начинаем наш поход на высоте 600 м., идем по ущелью реки вверх по течению. Около поселка кукурузные поля и банановые плантации. Сначала небольшой подъем до 800м., потом до обеда идем по ровной дороге, точнее по караванной тропе, - автомобили здесь уже не ездят.



Несколько раз переходим реку по подвесным мостам, особенно запоминается мост, сплетенный из лиан. На обочине пышно цветущий кактус в человеческий рост, все бросаются его фотографировать. Потом сбоку открывается красивый мощный семитысячник, название не помню, что-то вроде Гималай-Куле.
Навстречу попадаются караваны мулов, мулы украшены и выглядят гораздо наряднее погонщиков. В конце подъем по крутому серпантину к Бахун-Данда (1300), дамы стонут, а у меня наступает эйфория. Отель на горке над поселком, от него красивейший вид во все стороны. Грандиозные просторы, гряда поднимается за грядой до бесконечности.
На севере две белых вершины, Рагимов их называет, высота 4500 и 5000м., а мы должны подняться выше! Это представляется с трудом. Немного пугаюсь, потому что на такой высоте я еще не был, а выглядит недоступно.









- Leave a commentPrevious Entry Share Next Entry